Список форумов   FAQ   Поиск  
  Вход
Список форумов Разное Литература

Это нужно живым

Обсуждение вопросов, связанных с существованием литературы в контексте мировой культуры.

Это нужно живым

Сообщение Cromwell » Среда 01 Июль 2009 16:53:13

В общем, это один из самых реалистичных рассказов о наркомании. Берроуз, Бодлер конечно более маститые литераторы, но что они знают о [i]заблеванных зеленых стенах наших подъездов[/i].
Прочитал на одном дыхании, за 3,5 часа рабочего времени. Теперь прийдется до глубокой ночи втыкать в лучевой монитор у себя дома, что бы выполнить работу, но эт все фигня. После этого рассказа хочется жить. Мне стало очень радостно, что в свое время я не перешагнул эту черту. Крайне рекомендовано дать почитать это подросткам 12-16 лет.

[spoiler]
[size=150][b]Это надо живым.[/b][/size]

Публикуется с любезного разрешения автора.
© Игорь Хлопов
===================================
Я не притрагивался к этой истории больше года. Может быть даже полтора. Меня она больше не интересует. Когда?то я думал, что написанное будет моим первым романом, жизнь сама все расставила по местам. Это наброски. Черновики, не больше относитесь к ним соответственно. Я мог бы это выбросить, но справедливее отдать вам, ? развлекайтесь. Может, узнаете что?то важное. Я прожил эту жизнь слишком давно, чтобы пытаться в нее влезть еще раз, соответственно писать об этом все дерьме больше не буду.

**

Пытаться перещеголять мертвых корифеев ? Берроуза, Бодлера, Де Квинси и прочих бесполезно. Да я и пытаться не буду. Тема совсем не нова, и вряд ли я смогу исторгнуть из себя какое?то открытие. Я всего лишь сменю декорации и время. Ни Шотландии, ни Америки, ни Парижа. Только Москва. Только обычная московская лестничная клетка возле мусоропровода. Та самая лестничная клетка, о которой так многие знают так многое. Я не могу исключать, что за последние 7 лет в области употребления опиатов что?то изменилось. Не исключаю, но и не верю, ведь я, как и Вы, прекрасно знаю, что в Афганистане талибы продолжают увеличивать посевные площади, в Узбекистане, Таджикистане и иже с ними продолжают править средневековые восточные князьки, кино, книги и журналы по?прежнему полны скрытой рекламы. Ну, а молодость? а молодость также как и тысячу лет назад полна желания. Желания получить кайф. Желательно быстрее и желательно ничего для этого не делая.

Здравствуйте, меня зовут Игорь Хлопов
Здравствуй, Игорь Хлопов
Я употреблял героин 6 лет. Я не употребляю героин уже 8 лет
Ты молодец, Игорь Хлопов
Я знаю.



1.
? привет, классный плеер, ? именно с этой фразы, сказанной мною в 11?12 летнем возрасте, для меня начались наркотики. Тогда я, разумеется, еще не знал, что с произнесением этих слов моя жизнь изменится, но она изменилась. Я был обычным пятиклассником, учившимся в хорошей школе, и жившим в полной благополучной семье, которая принадлежала к тому самому только народившемуся среднему классу, уничтоженному страной в стране в 1998 году.
? привет. Нравится? Возьми послушать, ? для начала 90ых плоский японский кассетный плеер для 13?летнего пацана являлся не то, что пределом мечтаний, а чем?то за гранью оных. В особенности, если тебе давал его послушать человек, на порядок старше тебя. ?Порядок? составлял 5 лет. Андрей ? обладатель чуда техники жил в том же подъезде, что и я. Я на семнадцатом, он на одиннадцатом этаже. Его родители были в зарубежной командировке в одной из стран центральной Африки; он поступал в МГИМО.


В нашем подъезде жило много семей, побывавших на исторической родине человечества. Первое мое детское воспоминание ? отец, уезжающий в Эфиопию, а я сижу и играю с солдатиками. Все воспоминания о следующих 3 годах моей жизни ? советская военная часть недалеко от Аддис?Абебы, ? мы с матерью последовали в направлении Африки вслед за отцом спустя несколько месяцев. Наша семья провела в Африке 4 года, куда отец ? выпускник института иностранных языков им. М. Терезы, был отправлен страной военным переводчиком, поддерживать Мингисту Хайли Мряма. Мингисту, как я понял в детстве, был парнем, уничтожавшим с помощью автомата Калашникова соседнее племя. Помогать в этом Мингисту в нашей стране называлось ?исполнять свой долг перед родиной?. Не берусь судить о степени ?лихости? военной службы во время ?кампании?, поскольку мне было во время командировки всего с 3 до 6 лет, и я воспринимал окружающую действительность исключительно в рамках забора безопасного военного городка. Впрочем, дикие
животные на территории городка водились. Засыпали мы под нескончаемый вой гиен, на балконе можно было обнаружить сову, а неопознанные представители семейства кошачьих прыгали на спины людей идущих из бани. Моим личным проклятием стали мартышки, вырывающие из рук конфету.

Моя семья. Наверное, будет уместно рассказать что?то. Социальная доминанта личности, морально?нравственный императив и прочие вещи, определяющие нашу суть. С моей колокольни это все так же банально как и ?father, yes son, I wanna kill you, mother, yes son, I wanna fuck you?, ? нельзя сделать больше одного раза. Хотя, конечно, есть люди с реально сломанной башкой. Они способны и не на такое.

Итак, зачат я был, когда матери было 18, а отцу 19. Жили они каждый с родителями, отец трижды поступал в институт иностранных языков, ?от армии косил по почкам? и по отцу, соответственно, моему деду ? военному разведчику. Мать училась в педагогическом. После заключения брака (мне в материном животе было на тот момент 3 месяца) они переехали к бабушке по линии матери, в обычный дальний спальный район Москвы конца 70?ых.

Для тех времен служить в Африке, помимо прочего, означало получать деньги в чеках, которые фактически и были той самой запрещенной в стране валютой. Перерождавшееся во что?то иное государство начало строить в Крылатском французского образца спальные районы 17?ти этажных домов (впоследствии французское правительство признало построение этих голубых панельных карточных домиков в своей стране большой ошибкой). По старой привычке места в таких домах распределялись путем распределения между сложившимися социальными группками. Так что в нашем доме жило много военных переводчиков, в соседнем много таксистов. Еще один дом в нашем дворе был совсем не благополучен в общепринятом смысле слова. Его юные обитатели в первый раз залетали в места не столь отдаленные уже в 16 и уверенно продолжали на этом поприще. С этими людьми у меня всегда было полное взаимопонимание, несмотря на то, что явно не принадлежал к этой среде. Наверное, со мной им просто было о чем поговорить. Мне с ними точно было о чем. Самой большой достопримечательностью двора был эстрадный певец Муромов, вошедший в столетия своим гимном ?яблоки на снегу?. У Муромова была черная чайка, на которой он никогда не ездил. Муромов был постоянно пьян.

Возвращаясь к Андрею, мы даже внешне были немного похожи: оба русые, оба с длинным носом, худощавые, невысокие. Андрей говорил, что я всегда напоминал ему его погибшего младшего брата. Каждому из нас в жизни кого?то не хватало: ему младшего, мне, наверное, старшего. Мы сдружились. Я стал регулярно проводить вечера у Андрея дома, благо отсутствие родителей и дистанция в 6 этажей на лифте располагали. В основном мы рубились в футбол на только появившейся игровой приставке и смотрели кино. Мои родители были всеми руками за эту дружбу ?так он научится самостоятельности?, ? считали они.

По прошествии 2 лет такого знакомства, мы сидели у Андрея на кухне, с еще одним нашим соседом ? Олегом, жившим в нашем подъезде на втором этаже. Олег был ровесником Андрея, чем он занимался в жизни, осталось для меня загадкой. То, что он не был маргиналом, могу вам гарантировать.
? ну, что, попробуешь? ? Антон вопросительно посмотрел на Олега.
? я все равно не пойму, я уже накурен, ? после этого они усмехнулись и дружно посмотрели на меня, я сидел, не понимая сути диалога.
? хочешь попробовать покурить траву?

Никогда не понимал тех, кто отказывается попробовать в первый раз. Мне кажется, что интерес в такой ситуации всеобъемлющ и неостановим. Сейчас в отношении наркомании говорят о роли семьи. Не думаю, что мои родители пропагандировали нездоровый образ жизни, так что, это все?таки склад характера, уверен, что большинство отказавшихся сделали это от страха или ограниченности. Я же всегда был натурой любознательной, так что принял предложение с энтузиазмом. Еще я не понимаю тех, кто говорит, что им в первый раз не понравилось. Мне понравилось, и еще как! Спустя 5 минут после первой затяжки я обнаружил себя истерически смеющимся и повторяющим как заведенный ?я ничего не чувствую, я ничего не чувствую, я ничего не чувствую?. Моя реакция явно радовала присутствующих. Олег купил стакан того, что я только что курил, а мы с Андреем отправились смотреть кино. Для меня первый разом, когда я покурил траву, стал эмоциональным оргазмом от просмотра ?Дракулы Брэма Стокера?. Обострившееся до пр
едела восприятие позволило мне буквально прожить жизнь каждого из героев на экране, я смог влезть в их шкуры, пережить вместе с ними восторг, и страх, и любовь. Я был потрясен. Безмерно обострившиеся органы чувств расширяли палитру красок и переживаний до бесконечности. Первые несколько лет употребления, ощущения от курения марихуаны можно сравнить по эмоциональному накалу с прослушиванием любимой музыки или написанием стихов. Они льются безостановочного из неизвестного тебе доселе мира. Свободно, плавно, в точности отражая окружающую действительность и в тоже время привнося что?то новое, неизведанное. Образы зрительные, слуховые воспринимаются под совершено необычным углом, расширяя пространство сознания и позволяя погрузиться в созерцание мира под необычным углом. Именно это чувствовали Берроуз, Бодлер, Моррисон и Хаксли. Они чувствовали, что двери познания открылись и можно заглянуть туда, ? на другую сторону. Неудивительно, что именно пытливый острый и в тоже время чувственный гений Бодлера увидел и описал ту ужасную ловушку, которая скрыта в средстве, позволяющем достигнуть такого обострения человеческих возможностей. Совершено неудивительно, что так называемый клуб гашишистов во главе с Бодлером и Теофилем Готье почувствовав угрозу, исходящую от наркотиков, был самораспущен как не позволяющий личности каждого из поэтов и писателей, состоявших в нем, прогрессировать. Деградация духа, деградация самого необъяснимого ? души ? та плата, которую ты вынужден отдавать за возможность познать то, что недоступно обычному человеку. Когда ты только начинаешь расширять свое сознание, поток льётся чистым ручьем. Со временем, порок воли все меньше позволял этим поток воспользоваться. Это напоминает со временем муки Тантала, ты никак не можешь вынести свой камень на вершину горы, твоей темницей становится собственная темница духа. Привычка к получению чего?то задаром, не вкладывая в это труд, обрушивается параличом, не позволяя вынести на свет то, что только что получил. Наркоман превращается в раба своей привычки, раба, который за удовольствие поглощать духовную пищу шаг за шагом лишается непосредственно собственного духа. Это высокая цена. Морально ? нравственный императив наркомана рушится, границы добра и зла стираются, наркоман начинает себе позволять вещи, не принятые общественной моралью. На моей памяти не существует ни одной книги о наркотиках, в которых бы говорилось, что наркотики это ? хорошо.


2.

Годы спустя, после рассказа о том как я попробовал в первый раз, многие меня спрашивали ?а как это было во второй раз?? и я всегда для смеха отвечал ?а во второй раз я купил у Андрея?. В общем?то это близко к правде, наркотики заставляют их покупать. Что поделать? Законы рынка. Прошел год и все вокруг словно сошли с ума из?за травы. За углом нашей школы можно было встретить самого что ни на есть распоследнего отличника, курящего косяк, и таким образом стремящегося хотя бы в последний год учебы доказать окружающим, что он что?то из себя представляет. Девушки не отставали от молодых людей, и марихуана была в кармане чуть ли не у каждого. У меня складывалось впечатление, что даже преподаватели в курсе того, что десятые и одиннадцатые классы непрерывно во время перемен курят траву. Тонкими намеками они давали нам понять, что с этим делом пора завязывать, но никого это не останавливало. Дошло до того, что в трехдневную экскурсионную поездку в Санкт?Петербург двумя классами на всех был взят целый мешок марихуаны, причем никто не думал о том, что это может быть опасно.

Никто в те годы не имел даже толики представления о том, что такое наркотики. Хлынув в страну в результате падения железного занавеса вместе с колбасой, они заполонили все вокруг. Почему?то никто не удосужился сказать гражданам, что они собой представляют, и чем грозят. В этой области, как и во многих остальных, царил бардак, очень многим стоивший здоровья, а кому?то и жизни. Добавляли в массовую молодежную истерию и средства массовой информации вроде журналов ?ОМ? или ?Птюч?, исподволь внушавшие людям, что наркотики это можно и это безопасно. Не знаю, делалось ли это намеренно, но то, что наркотикам эти ?средства массовой информации? делали хороший пиар, однозначно.

В одночасье купить стало можно на каждом углу. Северо?запад Москвы со временем стал просто утыкан точками, где травой и гашишем торговали глухонемые. В основном это были парки, которые было трудно прослеживать милиции. В Суворовском парке, в парках на Рублевском и Аминьевском шоссе, при желании найти наркотики можно было очень легко. Часы работы были всегда дневные, и немые редко позволяли себе опаздывать. Очень часто можно было видеть кучкующихся на тихой аллейки молодых людей в общем количестве человек под 50, которые при виде согбенных трех фигур, входящих на аллею, вдруг отрывались от своих перевернутых вверх тормашками газет, и галопом неслись в их сторону, чтобы купить пару ? другую спичечных коробков. Вокруг всегда выглядевших несчастными немых образовывалась куча. Поскольку просчитать точно сколько именно покупателей будет в этот день и сколько именно коробков им будет нужно, немые не могли, многие покупатели оставались обделены и им приходилось тащиться в какое?то еще место. Должен заметить, что трава у немых всегда была превосходного качества, и я провел ни один день, зависая на задней лестнице своего дома, пытаясь собрать мысли в кучу и более?менее адекватным явиться домой.

Помимо глухонемых друзей, наркоманам помогали удовлетворять их нехитрые потребности солдаты ? срочники, служившие в гарнизонах, расположенных в городе, а также работавшие на многочисленных стройках города. Одна из точек, где можно было купить, располагалась на стройке в Фили?Кунцево. Торговал там упитанный азербайджанец по прозвищу ?Сметана?. С ним иметь дело было просто и приятно. Он всегда был улыбчив, а найти его на территории стройки было легко практически в любое время. Самой же удобной точкой был? мой собственный двор, в котором торговали всё те же немые. Дело дошло до того, что каждый день в три часа я в тапочках выходил на улицу, покупал у них превосходного качества гашиш и шел домой. Большинство людей гашиш курят, я же предпочитал по рецепту Графа Монтекристо или Старца горы его есть. Вернее сказать, пить, растворяя по полграмма в чашечке кофе. Способ был не из экономичных, зато позволял оказаться прямо в сказке. Помню однажды, гуляя с другом по парку, предварительно
закинувшись все теми же ?по полграмма? мы вполне серьезно пытались искать гномов под упавшими деревьями. Зачастую я не утруждал себя приготовлением по всем правилам ? то есть в свежесваренном кофе, и мельчил плитку в спрайт прямо за обедом с родителями.

3.

Одним из самых популярных мест покупки была военная часть ?три шестерки?, расположенная на Карамышевской набережной. Откуда солдаты брали траву мне неизвестно, могу только предполагать, что ее привозили те служащие, чьей родиной была южная область нашей родины. Стандартным вариантом покупки было забраться на гаражи, примыкающие к территории, посвистеть и сказать появившемуся защитнику родины, сколько именно тебе нужно. Дальше ты отдавал деньги, а тебе бумажный пакет с травой. Многие избегали варианта с гаражами и старались купить прямо на проходной. Частенько это удавалось, но частенько заканчивалось плачевно, потому что возле проходной постоянно ?шакалила? милиция и мелкие бандиты. На этой самой проходной состоялось и мое первое знакомство с ними. Я как раз купил пару небольших пакетов и неторопливо выдвигался в сторону автобусной остановки, чтобы отправится домой. Из?за угла ко мне на быстрой скорости подъехала черная волга, с водительского сиденья молодой человек не очень
презентабельной внешности показал мне красную корочку, после чего меня запихнули на заднее сиденье между двумя здоровыми шкафами. Машина тронулась.
? наркотики покупаем? ? тон был издевательским, лицо вопрошающего было суетливо и носило какой?то нездоровый отпечаток непонятной болезни. Возможно душевной.
? да нет, я тут мимо гулял, ? я был напуган, потому что два бумажных пакета травы в кармане моей куртки с капюшоном тянули лет на 5.
? что ж, сейчас посмотрим, ребята с обеих сторон дружно залезли мне в карман куртки, ? таааак, а это что такое? ? неизбежное становилось реальностью на моих глазах.
? я не знаю.
? зато мы знаем, ? пакет с травой плавно перекочевал в карман человеку с больным лицом, ? что еще у нас есть?
?У нас? было еще порядка 20 долларов, которые моментально последовали в том же направлении, что и трава.
? у него всё, ? сказал обслуживавший меня мент водителю, и тот притормозил. Я получил пинка под задницу и вылетел из машины, а черная волга отправилась дальше по своим делам. Я так никогда и не узнал, были ли это настоящие сотрудники министерства внутренних дел, или же просто ловкачи, зарабатывающие себе таким вот нехитрым образом на жизнь. В любом случае, лазить по карманам в тесноте машины было неудобно, и забрать им удалось только один бокс, чему я был несказанно рад. Сейчас я вспоминаю, что на кисти того самого ?милиционера?, который меня обыскивал, были наколоты 5 синих точек, красноречиво обозначавших, что он побывал ?один в четырех стенах?, а проще говоря, в тюремном карцере. 15 ? летнему пацану, когда его принимают с двумя пакетами травы в кармане, поверьте мне, совсем не до сопоставления фактов и уж тем более не до того, чтобы пытаться возражать четверым бугаям, наводнившим черную волгу. Я был ужасно испуган, но, почему?то в употреблении это меня не останавливало. В этой опасности не было ничего хорошего, но и выступить сдерживающим фактором она не могла.


4.

Помимо школы, в моей жизни большое место занимал двор, в котором я жил. В детстве это был футбол. После окончания уроков погонять в футбол приходили почти все. Это было гораздо интереснее, чем учить уроки. Национальность, вероисповедание, классовая принадлежность не имели значения. Имело значение, как хорошо ты играл в футбол. Это изменилось, когда большинство подошли к 15?летнему возрасту. ?Тот, кто учился в спец. школе вряд ли поймет того, кто в 16 сбежал из дома?. Я учился в английской спец. школе, а в соседнем доме пара парней к 16 годам уже вынесла свой первый магазин. Избежать общения было невозможно, тем более, что все всё равно встречались, покупая траву. Там где наркотики, там криминал совершенно разных мастей, это ? аксиома. Как только государство что?нибудь запрещает, возле этого сразу образуется преступность.

Если бы в те годы сняли фильм ?Бумер?, его режиссер стал бы небожителем, а актеры секс ? символами навсегда. Достичь ?высот?, снятых в фильме мечтали все, хотя объективно плавали очень, очень мелко. Не попасть в 16 лет под влияние таких соседей невозможно. Все стали играть в крутых. Большинство предпочитало держаться стайками. Было модно рассказывать как на выходных ты в МДМе продавал старым дебилам под видом экстази простой аспирин, а потом советовал ?жертвам? выпить побольше, а то иначе не вопрёт.

Толпа гопников: ?Ээ! Братишка, слышь? Подойди сюда, поговорить надо.
Прохожий: ?Зачем? ?Не, ну подойди сюда, чё тебе трудно чтоли? ?Зачем? Не хочу?
?Идю сюда говорю!!! ?Не? (ускорил шаг) ?Да стой ты, су#$%, бл#$%!? (догоняют) ?Да чё надо вам?.. ?Ты чё, су#$%! Я же сказал "стой!" У тебя эта? деньги есть? ?Нету. ?Как это нету, на х#$%? Ты чё тянешь?то всякую х***?.. ?Да нету у меня!.. ?Да ты стой? Да стой ты, куда пошел!!! Во лох, а?
?Да чего???
?Да ты не плач, главное? Чё у тебя вон в карманах торчит? Ну?ка это? доставай. ?Ну нету у меня денег! ?А ху#$% ты пи#$%?на? Я же вижу, вон кошелек? Ну?ка, помогите?ка мне? (хватают за руки, за ноги, другой достает из кармана деньги, прохожий вырывается и плачет) ?АА!!! бл#$%? Это что, не деньги?? АА!!! (удары кулаком в грудь, в живот) ?Ну не бейте, всё! Деньги взяли и всё, ну не надо, а!!.. ?ААА!!! блин? (еще удары) Вот тварь!? блин? (пинки ногами) ?Во лох!! ху#$%?себе? Во блин!? (мочат всей толпой) ?Ну ладно, хорош, наверное, его мочить?
?АА!! блин? Держите меня или я точно убью его! Во су#$%? бл#$%!?
?Да пошли, всё, пошли! Хватит, я говорю! ?Аааа!! блин?

К определенному периоду сформировался кружок тех, кто, действительно ?в теме? тех, кто старался казаться в теме и всех остальных. Наша ?великолепная пятерка? была во второй группе, и все об этом знали. Это было напечатано на наших лбах. Мы не были лохами, но мы были в заднице. ?В простонародье именуемая шайка?, это было не про нас. Про нас было ?пытающаяся казаться крутой шпана?. Хотя даже ?шпана? эпитет через чур. Гарин был негласным вождем. По поводу определения главных никаких политбюро не собиралось, все решалось чутьем. Тот, чье самодовольство перевешивало, и был главным. Проблема Гарина состояла в том, что за его самодовольством ничего не было, все его серьезные дела были блефом. Наша проблема была гораздо серьезней ? мы во все эти ?дела? верили. Несмотря на попытки выглядеть человеком серьезным, решающим, Гарин был всего лишь обыкновенным мажором, делающим вид, что с кем?то там знаком. Пара связей поддерживала этот миф, но связи эти были ни к чему не обязывающими и играющими представительские функции. Гарин коротко стригся, имел крупный лоб, челку чуть короче чем у Кобзона и очень любил одежду. Она была частью имиджа любого ?пацана?, и Гарин, как лидер, должен был соответствовать более чем. Аксессуаров на мнимый авторитет надо навешивать как можно больше. Для общественного сознания, если у тебя есть деньги на 10 пар кроссовок, то ты в порядке ? зарабатываешь. А как именно, это вроде бы по понятиям и не ваше дело. То, что деньги на 10 пар кроссовок Гарину давали родители, им скрывалось. Я и до сих пор в этом не уверен. Просто предположение. Гарину ничего не стоило сделать что угодно ради собственной выгоды. Он, бывало, давал всем покурить табак, замешанный без гашиша, уверяя, что он там есть.

Узбек предпочитал, чтобы его называли ?Италия?. Первый вариант прозвища ему был дан за азиатскую внешность, на втором он настаивал из?за того, что являлся обладателем зажигалки Зиппо с выбитым названием этой средиземноморской страны. Со временем все привыкли, к тому, что ?Узбек? используется для пренебрежительных интонаций, а ?Италия? для хвалебных. На самом деле Узбека звали Илья. Семья без отца, но с крутой мамой, старавшейся держать сына в ежовых рукавицах. Получалось у нее плохо, к 16 Узбек уже воровал магнитолы из машин. Аслан с детства был художником. И с детства искал пути расширить свое сознание. Из многодетной семьи, с одинокой матерью. Из нас он точно был самым одаренным. Беда была в том, то с талантом надо было работать, а Аслан предпочитал этому двор. Нормальный выбор. Аслан не был потенциальным преступником. Порядочность также трудно вычистить из души, как говно из рифленой подошвы. Денис по кличке ?Лысый? был из обычной семьи. Официозным языком это называется ?благополучная семья?. Как его занесло во всю эту историю, я вообще не понимаю. Кличку ?лысый? он получил совсем не за то, что был лысым быком, в кожаной куртке, с золотой цепью на шее. Он просто однажды побрился налысо назло своей маме.

Я был старше всех года на два, и был вторым после Гарина. Если оценивать мой характер, я был в компании самым слабым. Я был бесконфликтным и считал, что спорить о чем?то глупо. Я безропотно склонялся перед авторитетом Гарина, работая на свое второе место в иерархии. Тем не менее, своим до конца в том мире я никогда не был. Я не мог украсть, я не мог сушлить, я не мог обмануть. Естественно, что мое выпадение из общепринятых стандартов этой маленькой субкультуры выражалось и во внешнем виде. Внешний вид часто является решающим фактором отторжения определенной группой индивидуума. Так вот у меня была масса отличий от общепризнанных стандартов: Я отличался всем ? прической, которая была недостаточно коротка, воспитанностью, которая прививалась с детства, кепкой, на которой был шотландский помпончик, музыкой наконец. Все слушали что?то наподобие ?higher state of consciousness?, которую называли ?свистелка? ? электронная музыка становилась все более популярной, в том числе и из?за наркотиков. Я предпочитал рок н ролл. Для ?пацана? это было несерьезно ? это был не мой мир, но я был вынужден жить по его законам. Конечно же, из?за наркотиков. Вернее ?уже из?за наркотиков?. Честное слово, они мне нравились.

Именно в таком составе мы и встретили превратности употребления наркотиков. Не самая легкая доля. Со временем всеми делами, которые заботили нашу пятерку, стали регулярные употребления травы и сидение во дворе. На что?либо еще нас не хватало. Было лето, заняться было нечем, у всех были школьные каникулы, а я только?только поступил в МГИМО. Бегая по точкам в поисках травы, время бежит незаметно, так же незаметно пришла и осень, а за ней зима, с этой зимой 1995 года в мою жизнь пришел героин.

5.

В первый раз я увидел, что такое героин в кино. Это был Джон Траволта в ?Криминальном чтиве?. Для сознания подростка его персонаж, ? богатый, опасный убийца, едущий в кабриолете, предварительно уколовшись героином, был неотразим. Черт побери, я до сих пор считаю, что Траволта сыграл так, как мог сыграть только человек ?в теме?, человек знающий на собственном опыте, что именно он играет. Эта же характеристика натуралистичности сыгранного относится и к Рентону в ?Trainspotting?, но он был позже. Первым был крутой гангстер по имени Винсент Вега в красном кабриолете и с шикарной девушкой, ? Умой Турман на соседнем сиденье. Саундтрек к фильму в то лето звучал из каждой палатки. Калифорнийский гангстер был неотразим, а у нас были зеленая нива и очень темная холодная ночь. Придумал это всё он. Не помню, пробовал ли он до этого, это и не важно. Мы с Гариным, правда, не на кабриолете, ехали к магазину ?Электроника? на Ленинском проспекте. В 95ом какое?то время точка, где торговали студенты с Африканского континента, была там. По радио звучали аккорды 106.8. Каждый раз, когда мы ловили машину, Гарин в своей вечной быдловатой форме просил у водителя поставить радио ?Станция?. Водитель с гарантией в 100% воспринимал услышанное как одно слово ?радиостанция?, и переспрашивал ?какую радиостанцию?? Гарин резко, как будто тупому объяснял ему:
? я сказал радио. Станция. ?Станция? это название. 106.8 частота.

Я нервничал и был нетерпелив. Можно сказать, что я боялся. Позже эти пейзажи станут знакомыми. Дорога ? Кунцевская, Аминьевское шоссе, Очаково, Мичуринский, Южка. Я сидел на заднем сиденье и смотрел в окно на свет в окнах панельных домов.

Как и любого, кто покупает сам в первый раз на общеизвестной точке, а не через барыгу, нас почти кинули. Те времена еще не были жесткими, и за простой подогрев ребята всегда были готовы помочь. Уже позднее неопытных разводили по полной программе. Вернее, разводила зависимость. Около магазина ?Электроника? в руке у нас оказались два шара, мы оказались в машине, машина оказалась в нашем дворе. Это тоже довольно яркое воспоминание ? я сижу лицом к окну, и на фоне ночи Андрей на сигаретной пачке раскладывает дороги героина. Первого попробованного мною. В первый раз попробовать героин, это все равно, что первый секс. Если героин хорошего качества, вероятность того, что это понравится, близка к 100%. И вот, мы сидим на задней лестнице подъезда, вспыхивает медленный огонек от зажигалки, прикуренная сигарета, второй этаж из семнадцати. Стены окрашены в зеленый. Из?под стен пробиваются змейками полоски цемента. Художественная индустрия. Там и сям запятые, из некоторых сложены странные рисунки. У себя на этаже я рисовал что?то вроде фигурки божества майа, но там, на втором этаже, были мотивы волн, запятые были длинными. Угасающий черный уголь подхватывался следующим погасшим беломором и завивался, сливаясь, сливаясь. На мне была кожаная куртка с мехом. По пояс. Молния расстегнута, потому что подъезд, на улице минус 15. Через 5 минут куртка все еще расстегнута, на улице всё те же минус 15, но уже не важно. Проводишь рукой по лицу, медленно, этот жест останется на долгие годы. Нос чешется, но рукой проводишь по лицу не из?за этого. Я не знаю, как точно объяснить. Как будто лицо ужасно устало и его хочется оттянуть вниз, как в каком?нибудь мультфильме, а оно с щелчком и реверсией встает обратно, но усталость не снимается. Тебе так только кажется. Глаза прикрыты, их внешние уголки опускаются вниз, ты суешь руки в карманы.
? надо подогреть пацанов.
? далеко?
? кайф у нас, так что это им надо идти.
? хорошо.

Говорить о чем?то не очень хочется. Кайф настолько сильно проник в каждую клеточку твоего организма, что его вполне достаточно для того, чтобы ничего не объяснять. Он настолько сильный, что закладывает уши. Героин ? физическое удовольствие. Минус 15, куртка расстегнута, но это неважно, сигарета в руке, 20 минут ходу, надо купить простой LM ? они покрепче и именно то, что нужно. Еще один подъезд. Все тот же спальный район, подъезд, из?под стен пробиваются змейками полоски цемента. Там нас встречают трое друзей.
? будете?
? да. А что чувствуешь?
? охуительно. Как будто рай можно пощупать руками. Он в каждой клетке твоего тела.

Попробовали тогда все. Мы стояли, почти не разговаривая, и погружались в новый для нас мир опьянения опиатами. Он однозначно был лучшим из всех миров, в которых мы успели побывать. Все беспрерывно чесали ноги и носы и блаженно улыбались в никуда. Первым проблевался я. Как ни странно ощущение того, что ты освобождаешься от содержимого желудка, было приятным, в отличие от ощущений, когда блюешь перебрав алкоголя. После того как тебя стошнит, на тебя накатывала новая волна кайфа. В отличие от опьянения марихуаной, мир оставался четким и ясным, не менялся. Менялось только что?то внутри тебя. Ты становился действительно счастливым и самодостаточным в своем эгоистичном счастье.

Нам всем более чем понравилось. Помимо физического наслаждения, героин дарует забвение собственной слабости. Тебе начинает казаться, что все самое худшее в тебе умерло. В тебе умерли твои страхи, твоя неуверенность в себе и в своем будущем. Постепенно, шаг за шагом героин избавляет тебя от всех вокруг, даруя взамен себя. Себя и ничего более. Это напоминает служение ? ты отказываешься от всего, ради того, чтобы иметь возможность становиться единым целым с наркотиком день ото дня. Все остальное перестает иметь значение. Как говорится: ?раньше у меня было много проблем, а теперь только одна ? героин?. Самое же страшное заключается в том, что героин полностью избавляет тебя от индивидуальности, от собственной личности. Все героиновые наркоманы поведенчески очень похоже. Наверное, можно сказать, что героин заменяет твою личность собственной ? собственной ? лживой, трусливой и готовой абсолютно на всё лишь бы задержаться в мире, а значит и в твоем теле, на как можно более длительный срок.

Магазин ?электроника? в качестве точки очень быстро сменила улица 26 Бакинских комиссаров, в наркоманском простонародье именовавшейся ?Лумумбой?. Как я подозреваю, неграм было излишне хлопотно далеко отъезжать от общежитий, в том числе и по соображениям безопасности, поэтому торговля переместилась прямо к их Институту. Наши визиты на улицу 26 бакинских комиссаров стали регулярными. Нередко мы ездили по ? трое, или все вместе. Понюхать героин раз в неделю стало обыденным. Буйным цветом расцвела торговля ?медикаментами? возле Первой аптеки. Народ, собиравшийся там в середине 90?ых, по определению был крайне стремным. Со всей Москвы на Лубянскую площадь съезжались торчки, либо для того, чтобы затариться салутаном, йодом, соляной кислотой и щелочным раствором для варки винта, либо для покупки пары пластин желто?зеленого Трамала ? лекарства, содержащего опиаты. Все эти ?лекарства? были в продаже только по рецептам, но, начиная с самого выхода из метрополитена, можно было найти кучу бабушек ? одуванчиков, с радостью делавших свой небольшой бизнес, продавая таблетки, запрещенные к свободному обороту. Эта ?точка? работала в Москве, начиная с 80?ых годов, и, как мне кажется, продолжит работать вечно. Куда смотрят органы, расположенные прямо через площадь, остается только догадываться. Трамал был слабым заменителем настоящего кайфа, но иногда приходилось писать на простой, в связи с отсутствием гербовой. 6?7 таблеток вполне хватало для получения нужного эффекта, а сама процедура покупки была легка и почти не палевна. Тем не менее, по прошествии нескольких лет, все обнаружили, что на Лубянке вполне могли и кинуть. Однажды к нам подошел молодой человек, предложивший показать барыгу, спрятавшегося в магазине. Когда мы обо всем договорились и отдали ?наводчику? деньги, к нам вышел престарелый молодой человек, отведший нас за ближайший угол и сказавший ?давайте деньги?? Аргумент в виде фразы ?мы отдали деньги человеку, который позвал тебя? не сработали, и нам оставалось только обвинять себя в глупости. В любом случае, Лубянка всегда была крайним вариантом. Все пути вели на улицу 26 Бакинских комиссаров.


6.

Вечернее движение на улице комиссаров было очень оживленным. Группы и одиночки. Короткие стрижки, темные джинсы, кроссовки и турецкие дубленки рассекали по улице в поисках негров, продающих героин. Основным местом продажи являлись участок дороги рядом с общежитием института Дружбы народов (как здорово это звучит!), а также кафе ?Мама Африка?, в котором продавцы пересиживали моменты нахождения на улице милиции. Негры торговали героином, расфасовывая его в полиэтиленовые шарики, которые они предпочитали носить для безопасности во рту; в случае, если их останавливали люди в погонах, они просто глотали содержимое ротовой полости. Шар стоил 50 рублей, в нем было две дороги героина. Таким образом, для начинающих одного шара в день хватало на двоих. Собрать деньги на два шара на пятерых не составляло особого труда. Всем родители давали немного денег, и все эти деньги шли на кайф.

Ездить на Лумумбу никто никогда не хотел. Дорога туда и обратно занимала два часа, время, которое можно было провести на улице, отлавливая негров, было вообще непрогнозируемым. Можно было купить спустя пять минут после приезда, а можно было купить спустя 3 часа бега вокруг на морозе, и при этом получить в шаре детскую присыпку. Такие прецеденты тоже были. Ездили обычно двое, как необходимый минимум.

В этот вечер всё начиналось обыденно. Мы с Лысым, образно говоря, вытянули длинные палочки тех, кто едет, и направились на Юго?запад столицы. В наших карманах лежали законные 100 рублей на два шара. Маршрут к тому моменту был уже знаком. Лумумба встретила нас непривычно малым количеством народа. Это наводило на мысли о том, что день будет неудачным. Так и вышло. Едва мы вступили на улицу 26 Бакинских Комиссаров, возле нас остановился милицейский бобик, из которого вышли два милиционера, поинтересовавшихся целями нашего визита и попросивших предъявить документы. Существовало поверие, что ездить на Лумумбу с документами жуткое палево, потому что милиция не дремлет и переписывает данные каждого из тех, кто попал к ним в лапы, в связи с чем документы мы с собой не носили принципиально. Воспользовавшись своим правом на трехчасовое задержание для выяснения личности, менты засунули нас в бобик.

Помимо нас в 6?местном бобике уже сидело человек 17, так что большинству приходилось либо сидеть на коленях друг у друга на коленях, либо прижиматься к крыше, исполняя роль кильки в банке. Несмотря на ситуацию, все держались молодцом, никто не жаловался на судьбину, и у многих даже находилась отвага на шутки, в те моменты, когда бобик особенно сильно подскакивал на очередной кочке. Собрав еще пару человек без документов и набив пространство транспортного средства до полного отказа, милицейский джип проследовал к отделению милиции, располагавшемуся непосредственно на территории общежития, в котором проживали продавцы героина ? чернокожие дети братства народов. Обезьянник отделения уже был наполовину заполнен, видимо для полной комплектации мусорам не хватало еще одной ходки.

Состав ожидающих своей участи был разношерстный. Большинство составляли такие же парни из спальных районов как мы, но попадались и негры, с которыми предприимчивый народ, не отходя от кассы, пытался вступить в коммерческие переговоры. Негры рефлексировали по поводу места, в котором находились и на контакт не шли. Был и один возмутитель спокойствия, который то ли считал, что его права ущемлены, то ли полагал, что он чем?то отличается от сидящей братии. Он метался возле решетчатой двери обезьянника, и все время пытался поговорить ?с главным?, матерясь через слово. Спустя 15 минут его поведение стало утомлять стражей закона. Какой?то лейтенантик на очередное его требование о соблюдении закона подошел к решетке и тихо прямо сквозь нее всадил бузотеру правый в зубы, чем успокоил его надолго. Мы с Дэном сидели на полатях и гадали, что будет дальше. Ни у меня, ни у него не было опыта нахождения в подобных ситуациях, и о том, что нас могло ждать дальше, мы могли только догадываться.

Спустя три часа задержанных по очереди стали выводить. Никто не возвращался, что уже было для данной ситуации неплохо. Мы были одни из последних, мы боялись торопиться. По зеленому коридору без окон, напоминавшем кишку, нас привели в кабинет, посередине которого стоял стул с демонстративно висящей на нем милицейской дубинкой. Она явно намекала на последствия, которые могут ожидать в случае несоблюдения гражданами законодательства РФ. За столом возле стула сидело двое жирных представителей закона.
? где живем?
? Крылатское.
? что здесь делаем?
? гуляем.
? ну, что, часто сюда ?гулять? ездим? ? один из сидящих поднял на нас глаза. Я взял инициативу на себя и решил, что врать глупо.
? раз в неделю.
? cначала раз в неделю, потом два раза. А потом мы вас берем с героином на кармане. вопросы? ? я покачал головой, а он откинулся на спинку стула, ? теперь деньги на стол. Я молча достал 100 рублей, подошел к столу и положил.
? это всё?
? да.
? свободны, ? перед нами открыли дверь, и мы выбрались наружу. Когда нас приняли на Юго?Западной во второй раз, я просто молча положил деньги на стол.

Несмотря на все объективные обстоятельства, пацаны на районе остались недовольны как потерей денег, так и отсутствием героина на вечер. Именно после одной из таких неудачных поездок, мы все в первый раз почувствовали первый укол зависимости. Мы этого не поняли, но зависимость уже жила в крови. Никого тогда еще не ломало, никто не ощущал никакого физического дискомфорта, но раздражение, вызванное мыслью, что сегодня не удалось получить удовольствие, на которое все рассчитывали, было настолько всеобъемлющим, что ни на что другое мыслей в голове не хватало. Вместо того чтобы спокойно разойтись домой и лечь спать, вся компания зависала на лестничных площадках и устраивала выяснение, кто именно виноват в том, что вечер был неудачным. Виноватым в этом нельзя было быть в принципе, потому что нет ничего более непредсказуемого, чем уличная торговля наркотиками. Но отсутствие героина в крови орало, что виноватые есть, и они среди нас. Разногласия переходили в маленькую ссору и все расходились по домам злыми как черти, что не мешало нам следующим вечером отправится на Лумумбу снова.

7.

Зимой родители переехали из Крылатского на Сокол, и со старой компанией мне пришлось завязать. Мотаться каждый день в течение пары часов туда и обратно ради того, чтобы по?прежнему поддерживать связь с людьми было невозможно. Отец с матерью говорили, что во многом переезд связан именно с тем, что они хотели увезти меня подальше от этой компании, но тот факт, что площадь квартиры увеличивалась на треть, отрицать смысла не имеет. Я больше физически не мог ездить мутить героин со старой компанией, но, как говорится, свинья грязь везде найдет. И я начал мутить в Университете.

Моё детство закончилось с окончанием школы и поступлением в МГИМО. ?Поступлением? в полном смысле слова это было назвать сложно ? несмотря на то, что я очень хорошо владел английским, каких?либо иных особых достоинств у меня не было, и членство в самом престижном высшем учебном заведении страны мне по своим каналам обеспечили родители. Не могу сказать, что я его абсолютно не заслужил, но решающими факторами, все же, были деньги и знакомства. Поступивших благодаря деньгам или связям в институте было большинство, в связи с чем тот факт, что меня в институт засунули, меня не утомлял. Становиться юристом ? международником не входило в мои планы, но противиться решению отца с матерью я не мог из?за порока воли и незнания того, чем мне заниматься по жизни дальше. Учеба меня не сильно интересовала и не особенно напрягала. Я сразу был причислен преподавательским составом к середнякам, и спокойно занимался своими делами, не сильно отвлекаясь на занятия.

В середине 90?ых студенческое сообщество МГИМО делилось по социальному признаку на несколько неравных по размеру групп. Первую, самую большую, составляли ?мажоры? ? дети тех богатых родителей, которые уже плотно освоились в условиях народившегося оголтелого капитализма и желали по примеру гангстеров из голливудских фильмов облагородить свое семейство посредством оплаты обучения своих чад в самом престижном институте страны. Вторую категорию по старинке составляли дети наших сограждан, работавших по линии министерства иностранных дел и примкнувшие к ним номенклатурники. Как я подозреваю, данная прослойка впоследствии была сильно ужата до тех слуг государства, которые сумели?таки устроиться рядом с кимберлитовой трубкой в Намибии, а не прозябали в пустынях Анголы на должностях третьих секретарей. В фаворе остались те из мидовцев, кто сумел вовремя влиться в народившуюся к концу 90?ых ?бизнес?элиту? страны. Третью группу составлял средний класс, ну а 4?ую, самую маленькую, умные ребята ? отличники, которые и были теми единственными, кто учился в институте заслуженно. Должен заметить, что таких было процентов 5?7% от общего количества учащихся, не больше.

К среднему классу, с некоторыми оговорками, я и принадлежал. В середине 90?ых еще не возникла психо?эмоциональная пропасть, разделявшие классы, так что общение студентов было более?менее ровным и никто поначалу не делал реверансов в сторону наличия и отсутствия у тебя автомобиля. Времена тогда были тревожными, ситуация нестабильной и диффузия между классами вполне могла зависеть от результатов президентских выборов. Красноречив, допустим, тот факт, что во время выборов Президента 1996 г. многие студенты (в основном, женская часть) обсуждали факт наличия или отсутствия у семьи билетов в теплые края на случай нежелательных результатов голосования русского народа.

Определение студентов в группы ?по интересам? закончилось в течение полугода после начала учебы. Кто?то пошел проявлять себя в местной газете, кто?то в самодеятельности, кто?то в спорте, а кто?то непосредственно в учебе. Постепенно образовался и кружок людей, увлеченных наркотиками. С нашего курса среди любивших побаловаться героином было 5 человек (?побаловаться?, естественно, было временным явлением). Покуривали травку многие, но именно героином с потока увлекались пятеро: я, Миша Ворнеев, Дима Донстантинов, Настя Микеева и Ира Картаковская, если же оперировать рамками всего МГИМО, ?фанатов? набиралось с полсотни.

Все участники ?героиновой группы? были из более чем благополучных семей и из причин, толкнувших их к употреблению можно назвать распущенность, желание словить кайф, ничего для этого не делая, и все тоже незнание чему посвятить свою жизнь. Деньги водились у всех в достаточном количестве, никто не думал ни о каких возможных последствиях и первые полгода учёбы в 12 часов героиновая группа собиралась на Центре МГИМО (Центром в МГИМО называли и называют главный вход, соединявший все крылья института), планируя куда ехать на этот раз. После того как днем решалась проблема с покупкой кайфа, группа расползалась по аудиториям, либо буфетам института, чтобы нормально кайфануть.

Каждый из этой группы принес свои контакты и способы замута, которыми мы пользовались по очереди, в зависимости от степени вероятности достать героин. Однако, в результате, самым вероятным и простым способом оказалась покупка кайфа все на той же Лумумбе. Помимо Лумумбы, доводилось покупать и у действительно олдовых наркоманов, учившихся в МГИМО. Все употреблявшие знали их в лицо, но доступ к их священным телам и связям имели единицы. Как им удалось продержаться столько лет в МГИМО и не спалиться, продолжая употребление, оставалось загадкой. Тем не менее, самым распространенным способом покупки в те годы была уличная торговля. Наркодельцы еще не освоили каналы из Афганистана, и порошок в столицу в основном доставлялся на самолетах в задницах негров, приехавших в Москву учиться в институте Дружбы народов. В пользу покупки у негров выступала также близость улицы 26 Бакинских комиссаров к зданию Университета. Рейды за героином на переменах стали обычной практикой, а после того как Дима хорошо познакомился с одним из негров, он и сам стал приторговывать в МГИМО прямо на Центре. К нашей группе регулярно прибивались студенты, только заигрывавшие с наркотиками и, в случае наличия у них денежных средств, им оказывали необходимую помощь по вхождению в мир героина.

8.


Одним из таких прибившихся был Руслан Демаш. Демаш был круглым отличником и неудержимо рвался к красному диплому МГИМО, обещавшему солидное преуспевающее будущее. Где именно он подцепил червоточинку, заставившую его прикоснуться к наркотикам, я не знаю, да меня это никогда и не интересовало. Руслан был из тех хитрых типов, которые пытались заигрывать с медленным, употребляя его в пределах установленных рамок. Его система предполагала употребление раз в месяц и не чаще. Я встречал много такого рода хитрецов, пытавшихся установить между употреблениями более?менее длинную временную паузу. Все они в результате проигрывали героиновому голоду и заканчивали на плотной системе. Демаш не был исключением, под конец учебы от его мечты о красном дипломе осталась только тень, и матери пришлось положить его в клинику. Однако тогда для него вся история только начиналась.

Когда мы с Мишей встретили Демаша на Центре, нашему предложению он не сопротивлялся, ? видимо, была пора для того очередного раза, когда он мог себе позволить употребить. Помимо хитрости Руслан отличался и бросавшейся в глаза скаредностью. Эта самая скаредность позволяла ему всегда выигрывать в карты, когда игра шла на деньги, а также сдерживала его употребление, потому что за героин приходится платить всегда. Получить героин бесплатно сродни подвигу. Это все равно, что отнять последний стакан воды у человека добровольно отправляющегося надолго в пустыню. Никто не будет отдавать тебе просто так то, благодаря чему можно выжить. В то утро денег у нас с Мишей набиралось ровно на один шар, что было немного, и уж точно меньше, чем два шара на троих. Отправиться на Лумумбу и купить там героин без нас Демаш не мог из?за своей трусливости и недостаточного знания процедуры покупки. Таким образом, отдавая треть от своего шара, он расплачивался с нами за знание.

На Лумумбе было по?утреннему тихо и выловить барыгу удалось с трудом. Проблема заключалась в том, что у негра с собой был только один шар, и больше ничем он помочь нам не мог. Решив, что один шар лучше, чем полное их отсутствие, мы ударили по рукам, и после того как негр выплюнул в ладонь целлофановый сверток, пошли в один из дворов, чтобы употребить вымученное. Раскрыв шар мы ахнули. Такого рода подстава как недосып была вполне нормальным явлением, но этот шар перекрывал все разумные нормы ? порошка в нем явно было только на одного. Миша предложил тянуть жребий кому достанется всё, и в отсутствие других разумных вариантов, предложение было принято. Как и полагается, самым удачливым оказался Руслан, первым же движением вытащивший длинную палочку того, кто будет нюхать. Я жутко расстроился, потому что несмотря на отсутствие полноценной физической зависимости, в моей душе уже сидела зависимость не менее, а может быть и более страшная ? психологическая. Миша в отличие от меня выглядел спокойным и уверенным в себе. Пока Руслан раздвигал доставшиеся ему дороги на собственном паспорте, Миша, отозвав меня в сторону, поделился своим планом:
? сейчас Руслан понюхает, мы посидим 15 минут на солнышке, его вставит, и мы разведем его жадную задницу на еще один целый шар для нас.
? не уверен, что получится. Ты же знаешь, какой он жлоб.
? ничего, медленный расслабит его. Скажем, что деньги вернем завтра.
Миша словно в воду глядел. Руслан, посидев на солнышке и впитав опиум своими каналами удовольствия сделался податливым словно масло, и мы легко вытрясли необходимые нам деньги. Вернувшись из дворов на Лумумбу мы легко нашли другого продавца и вернулись в институт ко второй паре удолбанными гораздо сильнее Руслана.


9.


По прошествии года торчания, наша компания стала постепенно распадаться. Дима стал излишне заметен, возможно, из?за того, что покрасил волосы в зеленый цвет, что по тем временам, и, в особенности учитывая, что он учился в институте международных отношений, было излишне вызывающим. Возможно, он стал привлекать к себе внимание тем, что он начал продавать на ?Центре? уже совершенно не стесняясь, и ничего не боясь, а возможно из?за того, что на лекции и семинары он вечно приходил со зрачками размером с пятикопеечную монету из?за излишнего увлечения первинтином. В результате Дима был выпален родителями. Их метод лечения наркомании оказался действенным, хоть и несколько резковатым. Они не стали сдавать сына в лечебницу, а вылечили дома ?на сухую?, без всяких лекарств, снимая то, что с ним происходило на камеру. Впоследствии, по рассказам самого Димы, родители ставили ему эту пленку, надолго отбивая желание продолжать свои наркотические изыскания.

Ира с ее молодым человеком заболели Гепатитом С, в связи с чем отрицать их злоупотребление веществами стало глупым и они сдались родителям, которые отвели их к каким?то дорогим врачам, вправившим им мозги, в результате чего парочка плавно переключилась на кокаин и другие стимуляторы. Самая же интересная история случилась с Мишей. Однажды к нему на семинар аккуратно зашли представители службы собственной безопасности института и предложили пройти с ними. Дальнейшее было известно в основном по слухам, потому что после того как он вышел из кабинета, Миша исчез. Говорили, что его под белы рученьки отвели в местную институтскую поликлинику для сдачи анализов на наличие в них запрещенных препаратов. После того, как анализ мочи показал присутствие порядочной дозы опиатов, проректор по безопасности отвел Мишу к себе в кабинет и в обмен на неотчисление предложил сдать знакомых ему наркоманов. 99% учащихся в МГИМО сделали бы это, не задумываясь, а он отказался, за что был отчислен с черной меткой ? ?за действия, порочащие честь института?. Я слышал, что благодаря связям мамы он сумел перевестись в институт Дружбы Народов (какая ирония), но это опять?таки были слухи. Настя влюбилась в какого?то старшекурсника не имевшего отношения к наркотикам, а значит и не одобрявшего их употребление, в результате Настя понемногу завязала, и я остался один. Мутить в институте стало совсем проблематичным, но к тому моменту я уже освоился в своем новом месте обитания ? на Соколе.

В тот день я знал, что произойдет что?то хорошее. Вынюхав в институте купленный накануне грамм амфетамина, я чувствовал себя превосходно и, возвращаясь домой из института, у меня было ощущение, что меня ждут открытия и они действительно меня ждали. В тот день я познакомился с Галкиным. Интеграция в новую окружающую среду у меня всегда начиналась с женщин, поэтому в новом месте обитания первой с кем я свел знакомство была шустрая рыжая девочка, не пропускавшая интересных событий наподобие переезда во двор молодого парня. Именно в тот день она познакомила меня со своим старшим братом Сережей. Сережа был молодым пи#$%, работавшим механиком у своего отца во дворовой автомастерской. Девушки считали его вполне симпатичным, даже несмотря на сколотый передний зуб и дурацкую крашеную челку. Пристально посмотрев в первый раз друг другу в глаза, мы все поняли. Как говорится, мудак мудака видит издалека. Каким именно чутьем героиновые наркоманы определяют друг в друге родственную душу для меня загадка. Наверное, это происходит на интуитивном уровне, ну, а может быть кайф, засевший внутри клеток организма, улавливает подобные себе клетки в другом человеке. Благодаря Галкину я влился в ?местные? расклады на Соколе. Как и везде в те годы, на районе кипела бурная жизнь, и количество сидящих на героине было значительным. Поскольку денег у Галкина никогда не было, я с моими скромными, но все?таки наличествующими средствами на завтраки, был подарком, и в обмен на возможность поставиться из пары купленных чеков, он с радостью начал таскать меня по районным барыгам.

На Соколе большинство барыг концентрировались в районе домов, прилегающих к Ленинградскому рынку, что неудивительно, учитывая количество азербайджанцев, торгующих на нем. Система покупки была обычной: деньги отдавались человеку, вхожему к барыге, и спустя некоторое время он возвращался с медленным, получая за свои услуги необходимый для поддержания нормального существования укол. Учитывая, что таких клиентов у ?бегунков? было несколько, они умудрялись без денег поддерживать свою зависимость, только благодаря нужным завязкам на районе.

Бегунок ? стандартный вариант московского торчка. Он вечно на ломке, у него никогда нет денег, но он всегда знает где можно взять. Причем вариантов таких обычно у него несколько. Большинство бегунков висят на условных статьях ?за хранение и перевозку?, являются частыми посетителями недавно сгоревшей государственной наркологички ?17 и болеют СПИДом. В общем, жизнь у них трудная и полная различных геморроев.

Самая обычная схема ? человек берет у тебя деньги, заходит в подъезд и через промежуток от 5 минут до трех?четырех часов выходит, имея гердос в своей потной ладошке. В том случае, если пошедший к барыге задерживается на несколько часов, ждать так долго ты вынужден; тебя заставляют надежда, что всё будет в порядке уже через 5 минут, мысль о том, что деньги уже отданы, а зачастую и мысль о том, что у тебя больше нет другого выхода либо по причине отсутствия денег, либо по причине отсутствия другого варианта. На трех?четырех часовую задержку всегда найдется какая?нибудь глупая причина, на которую после получения героина просто не обратят внимания, потому что жажда кайфа не позволит думать о чем?либо, помимо зажатого в кулаке чека, либо шара, либо свертка. Героин заставляет ждать ? данная истина, озвученная Берроузом, непреложна и применительно к нашим временам. Ты будешь ждать ровно столько, сколько нужно, а потом искренне благодарить, забыв о всех муках ломки, которые переносил в момент ожидания. Потеря денег, времени, здоровья, чего угодно, перестанет иметь значение. Возможно, момент, когда ты после многочасового ожидания в темном подъезде, в состоянии полной неопределенности и полной неуверенности в том, будешь ли ты умирать в эту ночь, получаешь свой героин ? один из самых волнительных и приятных моментов, которые я когда?либо испытывал в жизни. Это как получить отсрочку от ада еще на 10 часов.


10.

Спустя пару месяцев беготни с Галкиным по району, у меня дома раздался телефонный звонок. Это была Настя:
? привет, мы тут с Ирой, ищем чего бы нам намутить. Как там у тебя? ? ее голос звучал бодро и весело. До настоящей подсадки было еще далеко, и отсутствие героина пока не лежало тяжким бременем на плечах. На тот момент зависимость была только психологической, причем эта зависимость была от любого кайфа, а не непосредственно от опиатов.
? у меня порядок. Только маза есть на скорость, а не на второй номер. Если вам нужно, приезжайте ко мне, ? под скоростью я имел в виду амфетамин, который продавал в соседнем дворе молодой человек по прозвищу Лейтенант.
? скорость? Это что? ? Настя была еще не в курсе всех жаргонизмов, сопровождающих жизнь любого наркомана, а по телефону я объяснять не стал, отчасти напуская ауру загадочности, отчасти действительно по?детски боясь прослушки, на которую, естественно, у меня не было шансов в связи с малозначительностью собственной персоны.
? вы приезжайте, узнаете, и привезите с собой 600 рублей, ? я рассчитывал на три чека, то есть на 6?7 доз стимула, что на троих было в самый раз, для того, чтобы хорошо провести день.

Ира с Настей в силу статуса не пользовались общественным транспортом, и потому были у меня уже через полчаса. Еще через 5 минут, сидя на кухне, я объяснял что такое амфетамин и с чем его едят. Ира опытным взглядом оценивала квартиру моих родителей, делая однозначный вывод о том, что у нас с ней в дальнейшем ничего не сложится. Привыкшая к более роскошным апартаментам, она квалифицировала меня как выходца из среднего класса. В жизни она явно рассчитывала на большее.

Они дали мне деньги, и через 5 минут я вернулся с тремя чеками. Мы разнюхались. Любой стимулятор вызывает бурную жажду общения, так что следующие пару часов мы провели за трепом ни о чем, разбавляя разговор чаем с лимоном. Ближе к вечеру Ира, явно имевшая дела помимо обсуждения непонятно чего на кухне, уверенно заявила:
? ну, я смотрю, общий язык вами был найден, так что я, пожалуй, поеду домой, а ты Настя оставайся, проведи хорошо время, ? все присутствующие понимали, что именно имеется в виду, и все довольно улыбались. Как только Ира вышла за порог, Настя озвучила вполне естественную для такого рода ситуации фразу:
? слушай, а можно замутить еще? Только на сей раз именно героина.
Я ответил столь же естественной фразой:
? если у тебя есть деньги, я попробую.

Деньги у нее были, и я сразу набрал все того же Лейтенанта. Спустя час телефонных отзвонов и пустопорожних бесед в стиле ?ну, вот там вот вроде бы должно быть, но человек обещал отзвонить и исчез?? мы пошли к институту ?Гидропроект?, который находился в 15 минутах от моего дома. На улице был мороз, и Настя была одета в норковую шубу. Лейтенант зашел в подъезд с деньгами и был таков. Мы прождали полчаса. Я пытался развлекать Настю байками, но напряжение, вызванное ожиданием, витало в воздухе. Наконец назревавший вопрос прозвучал из ее губ:
? может быть, ты пойдешь, посмотришь, что там происходит?

Мне очень не хотелось ходить, потому что я очень хорошо представлял, что именно увижу, однако терять лицо перед девушкой не входило в мои планы. Поднявшись на 13 этаж, я застал именно ту картину, которую и ожидал: человек 15 нарков, все одеты в черное, толпились на лестничном пролете, не выпуская сигарет изо рта и постоянно отпуская комментарии наподобие: ?опять этого гандона нет, он мне, су#$%, и так должен за два чека, на прошлой неделе съебался, до сих пор пропасти его не могу?. В общем, обстановка была накаленной и шансы на то, что мы в этот вечер вымутим казались крайне низкими. Я в пол голоса отозвал Лейтенанта, который, конечно же, не мог мне сообщить ничего нового, только ?все ждут, и мы ждем?. В тот момент я больше думал не о вероятности достать сегодня медленный, а о диссонансе, который возникал при виде Насти, с ее мгимовской внешностью, норковой шубой и замашками львицы и этой толпой скопившейся на черной лестнице заблеванного подъезда. Я вышел, и мы продолжили мерзнуть ? возвращаться в подъезд мне не хотелось, а уходить не позволяла надежда, что с минуты на минуту все будет хорошо.

Лейтенант вышел еще через полчаса. С кайфом. Спустя год мы с Настей не отходили бы далеко от кассы и употребили бы в одном из близлежащих подъездов, но на тот момент стадия заболевания была еще легкой, поэтому мы дотерпели до моего дома. Приехав домой, мы отсыпали Лейтенанту причитавшееся за посреднические услуги, и понюхали сами. Героин расслабил, и стали говориться вещи, которые не станет обсуждать трезвый.

Когда ты находишься в начальной стадии употребления опиатов, героин оказывает воздействие, сходное с эликсиром правды. Ты готов выложить собеседнику, особенно если и он находится в том же удолбанном состоянии, что и ты, всю свою подноготную. Поэтому последовавший наркотически?откровенный диалог с Настей был объяснимым и оправданным. Желание поделиться сокровенным добавляло ощущению эйфории, вызванному принятием внутрь порошка. Поскольку в тот день мы с Настей умудрились употребить стимулятор и депрессант одновременно, на нас поочередно накатывали волны активности и умиротворения.
? ты ведь знаешь, что ты мне всегда нравилась, ? мы сидели на кровати в моей комнате, ? особенноё эти твои скобки на зубах?
? да, конечно, ? Настя улыбнулась и почесала нос, ? это всегда было взаимно. Тебе нравились мои скобки? Почему?
? я не знаю. Просто нравились и все. Они добавляли тебе детскости, это выглядело очень мило, ? мы прикурили по сигарете, ? почему у нас не получилось?
? ну, ты же знаешь, я нашла себе другого? но сейчас у нас все плохо? Ох, черт? я так больше не могу, ? после этих слов Настя потушила свою сигарету и начала быстро раздеваться. Я не успел оглянуться, как она расстегнула мои штаны и быстро привела мой член в состояние полной боеготовности. Спустя 5 секунд она уже сидела сверху, остервенело насаживаясь на меня. От неожиданности я не знал, что мне предпринять и только мог следить за процессом со стороны, даже несмотря на то, что участвовал в нем непосредственно. Мы явно занимались сексом. Настя закончила также быстро как и начала:
? ты прости, что я на тебя так набросилась, я просто не могла больше себя сдерживать, ? она натянула джинсы. Мой член был весь в крови, у Насти были месячные.
? да ничего. Это было приятно? И что теперь нам делать дальше?
? ну, раз мы друг другу так нравимся, я думаю, нам стоит попробовать встречаться.

Возражать я не стал, и Настя осталась у меня на ночь. Моим родителям она не понравилась сразу. То ли из?за того, что была в достаточной степени напористой при достижении своих целей, то ли из?за того, что она была раскована и не смущалась разгуливать утром в присутствии моего отца в халате, то ли из?за того, что была еврейкой. Скорее всего, играла комбинация всех этих факторов.

11.


Когда начинают встречаться два человека, склонных к употреблению наркотиков, до добра это никогда не доводит. Оба по очереди провоцируют друг друга на употребление и процесс этот неостановим. Тоже самое произошло и с нами. День за днем мы все увереннее и чаще мутили у меня на районе вместе. В связи с тем, что институтская компания распалась, а Лумумбу все более плотно прикрывали органы внутренних дел, для поисков героина нам оставалось только одно место ? Сокол. Дружба с Галкиным в этом смысле была крайне полезной и именно к ней мы прибегали чаще всего. Проблема с Галкиным была только одна ? сам он не был вхож ни к кому из районных продавцов, поэтому на хвост помимо него падал еще и бегунок Данила.

Данила был классическим прожженным наркоманом ? со сгнившими из?за долгого употребления передними зубами, регулярными визитами в 17 больницу для принудительного лечения и ужасающими по своей длине дорогами от уколов на центральных венах. Человеком Данила был ненадежным и мог в любой момент кинуть тебя, не испытывая в связи с этим никаких угрызений совести, и зная, что деваться от него некуда. Данила жил с бабушкой, которая регулярно орала в трубку ?хватит сюда звонить, наркоманы проклятые?, местонахождением родителей Данилы никто никогда не интересовался. Как и некоторые другие знакомые наркоманы района, Данила был ?Витьком?, иными словами, ВИЧ?инфицированным. День изо дня мы с Настей начали прогуливать институт и мутить прямо с утра. Платила за героин исключительно Настя, потому что меня родители деньгами не баловали, а у Данилы и Галкина их вечно не было по определению. Иногда мне удавалось выпросить у отца с матерью пару сотен рублей, но для поддержания зависимости, котора
я с каждым днем приобретала все более отчетливые очертания, этого явно не хватило. Постепенно я начал заглядывать в их кошельки, воруя впрочем, по мелочи. Откуда были деньги у Насти, никто из нас никогда не интересовался. Были и были. Зачем нагружать себя лишними мыслями, когда на что замутить есть всегда?


Я встал рано утром по будильнику. Настя должна была приехать только через пару часов, и я набрал знакомые 7 цифр.
? алло, галкин, здорова! Ты готов? Настя скоро будет, так что звони Даниле.
? привет. Да я ему звонил, он говорит, что все в порядке.
? хорошо, тогда ждем Настю. она обещала, что скоро будет.
? хорошо, ждем. До связи.

Как только я положил трубку, в дверь позвонила Настя.
? ну, что? как дела?
? я только что разговаривал с Галкиным, Данила уже ждет нас, все в порядке.

Мы вышли во двор и дошли до соседнего подъезда, в котором жил Галкин. Я позвонил в домофон:
? Галкин, вылезай. Мы уже здесь.
? ладно, сейчас, только Даниле позвоню, скажу, что мы выходим.
[/spoiler]
Cromwell

 
Сообщения: 3386
Зарегистрирован: Суббота 07 Май 2005 21:10:20

Сообщение Morfius » Среда 01 Июль 2009 22:27:35

:( :( :(
Morfius

 
Сообщения: 788
Зарегистрирован: Четверг 26 Февраль 2009 19:42:23

Сообщение Apassionata » Четверг 02 Июль 2009 10:01:49

Хм, а что за глюк с форумом?
Apassionata

 
Сообщения: 4644
Зарегистрирован: Пятница 03 Декабрь 2004 08:43:44
Откуда: из вне

Сообщение Cromwell » Суббота 04 Июль 2009 20:20:20

Apassionata писал(а):Хм, а что за глюк с форумом?

в смысле?
Cromwell

 
Сообщения: 3386
Зарегистрирован: Суббота 07 Май 2005 21:10:20

Сообщение Kitiara » Четверг 25 Март 2010 00:57:16

Внезапно обрывается рассказ, где продолжение?
Kitiara

 
Сообщения: 1448
Зарегистрирован: Пятница 17 Ноябрь 2006 20:06:00


Вернуться в Литература

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron